МАЙЯ. ПОЗЫВНОЙ «ВЕСНА»

Митька Сатана 11.08.2020 14:59 | Нам пишут 259
Фото отсюда

Как радостно и легко мы «носим» на своих руках тех героев, которые успешны, знамениты, как гордимся знакомством с ними, и с каким интересом следим за их жизнью. Еще легче мы принимаем как нечто неоспоримое, святое, в свое сердце, тех, что ушли в вечность. Но как подло и мерзко мы стараемся не замечать живых, не менее подлинных и искренних людей, которые, как и первые и вторые, пожертвовали всем, ради чего-то большего, чем они сами и их жизнь, человеческая жизнь, а зачастую, жертвовали ради нас, но попали в беду.

Мы не любим плохие новости, боимся разочаровываться, мы очень инфантильны. Боязнь испачкаться, боязнь влезть и разобраться, а главное, попытаться помочь, в чем-то немодном или неприятном, сомнительном, вводит нас буквально в ступор, и внезапно делает нас глухо-слепо-немыми, или, как минимум, очень занятыми. Куда проще «комментить» посты известных людей, и с праведным гневом устраивать лай под ними. Очень почетно ходить на вечера памяти и пускать при этом скупую слезу.

Не менее героически можно спасать памятники (хотя я не спорю, что культурное наследие необходимо сохранять, и это очень важно, но я не об этом сейчас) или бездомных животных, или бороться за власть ради благих и праведных целей, объясняя это бесконечным радением и безграничной любовью к Родине и ближним, тратя направо и налево деньги, при этом бравируя этим (нет, я не считаю чужие деньги). Еще очень круто, когда ты известный, писать всяческие статьи и высказывать свое наиценнейшее мнение, и ходить на ток-шоу. Ненавижу это слово «ток-шоу», а еще слово «актуально», прямо туалетом общественным разит от них, когда их произносят, и отдает какой-то пошлятиной что ли, как мокрыми простынями в борделе (да, бывал, не переспрашивайте).

Но да ладно, слова – словами, к чему я всё это? Когда всё хорошо, чисто, прозрачно, благостно —   очень легко и приятно, прямо благодать, иметь с этим дело. А вот подключить свои связи, и одним, буквально одним звонком, решить вопрос и освободить человека от мучений или проблем, которых он сам едва ли сможет решить, в силу того, что он обычный смертный — проблема. Или собрать денег на лекарства, или для нуждающихся детей, которые под обстрелами – не комильфо, правда? В такие моменты всегда слышна невнятная реплика: «всем не поможешь, всех не спасешь», или «знаешь, там не всё так просто…», или еще что-то. Да все мы такие, или как минимум отчасти. Я сейчас расскажу историю про одного человека, и вы поймете, к чему было это предисловие.

Весна. Много с этим словом и временем года связано, уверен, у каждого из нас. Стоит только произнести шепотом: «весна», — и всплывают образы. У меня этих образов и ассоциаций, связанных с весной, накоплено очень много: от безмятежного детства, волнующей юности и по сей день. Это и пробуждение природы и новой жизни, и почки на деревьях, и сбор березового сока с дедом, и разлив родной реки, и цветущие сады. День Победы. Потом взросление — первая любовь, призыв в армию, затем дембель – всё это весна. Дни рождения моих близких людей – тоже весна. И, конечно же, Русская Весна, четырнадцатый год ( сам я не был участником этих событий)… и позывной одной невероятной девушки.

«Весна», потому что Майя. Девушки с таким именем в Донбассе почти не встречаются, но могу ошибаться. А вот имя Майя этой девушки дали потому, что она родилась в мае. Прозаично, скажете вы? Да, может и так. Ее мать после роддома принесла новорожденного ребенка своей матери (бабушке Майи) на работу в депо, в одеяле из роддома и оставила на проходной, вложив записку с невнятными и скупыми словами. В следующий раз мать появится, когда Майе будет пять, украдет ее и увезет с собой в Турцию, а после в скором времени привезет за ненадобностью.

Долго не думали, в мае родилась, значит, будет Майя. Девочка так и росла у своих дедушки и бабушки, которые, в свою очередь, стали ей настоящими родителями. Биологического отца своего она так и не видела, и он не появился, а про мать, уже будучи взрослой, она узнала, что у той всё хорошо: семья, дети.

Родилась маленькая Весна и жила со своими «родителями» в городе Горловка Донецкой области. Детство было не простым. В девяностые, а родилась она в восемьдесят седьмом, тем более на Украине (да! Именно НА Украине), жизнь, мягко говоря, была очень нелегкой. Семья была бедной, но спасал огород, на котором они трудились что-то оставляли себе, излишки несли на продажу. Ни поездок в детские лагеря, ни на море у Майи в детстве не было.

Но девочка любила спорт, и по возможности, записывалась во всевозможные секции и кружки, и еще она как- то призналась, что с детства мечтала служить в армии. Случилась даже целая трагедия, с истериками и слезами, всё как полагается у взрослеющих девочек, когда она узнала, что женского призыва нет.

Девочка росла с характером, в тринадцать убежала из дома, но понимая, что несет ответственность за своих бабушку и дедушку, почти сразу вернулась. Поступив в техникум, выучилась на оператора чего-то там, специальность связана с обслуживанием ни то газо- ни то нефтепровода, довольна престижная  для Донецкой области. Но работать по специальности так и не пошла. Чтобы устроиться молодому специалисту на работу в этой сфере, необходимо было дать кому-то на лапу аж пятьсот долларов, но, как уже понятно, таких денег в семье не было.

В восемнадцать лет Майя рожает первого ребенка, мальчика. Отец ребенка отказался от сына, и Майе пришлось воспитывать ребенка в одиночку, при этом она умудрялась работать на двух, хоть и мало оплачиваемых, работах. Позже она встречает мужчину, и до тринадцатого года у них появляются еще дети: девочка и мальчик. Муж, назовем его так, родом из Якутии, ездит в РФ, фактически на свою малую родину, на заработки. Жизнь как жизнь — как у многих: дом, работа, дети, нечастые наезды мужа с вахты, словом — быт.

Я всегда считал и буду считать, что женщина, идущая на войну — факт сам по себе противоестественный, противоречащий законам мироздания, природы и жизни в целом, потому что женщина — это и есть жизнь, но так же считаю это укором нам, мужчинам, и проявление чудовищного малодушия, когда мы допускаем такое.

Младшему сыночку Весны был уже год, когда война пришла на ее землю из столицы их недогосударства. После того, как самолет ВСУ на бреющем полете пронесся над Горловкой, и, мягко говоря, напугал ее девятилетнего, старшего сына, Майя не раздумывая, пошла в тогда еще только зарождавшееся ополчение, которое позже переросло в регулярную армию Донецкой народной Республики. Муж был, как всегда, на заработках, но Весна и скрыла от него, что сама встала на защиту своей семьи, своего дома, своей земли. Чуть позже дом разбомбят, но, слава богу, все останутся живы.

Наверняка, найдутся сейчас те, кто скажет: как же она могла, не подумав о детях, рисковать собой и пойти воевать? Это же безответственность и безрассудство, надо было бежать! А она смогла, и не побежала, и еще раз повторю, встала на защиту всех: семьи, детей, друзей, бежавших в РФ, в том числе мужчин. Одна встала, слышите, маленькая, хрупкая, красивая девушка, дочь своей земли и своего народа, пожертвовала собой и своим собственным семейным счастьем. Вы бы так смогли?

Я не буду описывать весь ее боевой путь, и , думаю, о нем можно написать отдельное целостное произведение – это, во-первых, а, во-вторых, я привык говорить и писать правду, и сейчас многих  вещей, увы, рассказывать еще нельзя. Мы ведь как дети, правды не любим. Хотя, казалось, куда было бы проще говорить правду, и жить вне иллюзий. Но…

Скажу лишь, что Весна начала свой путь со штурма Горловского УВД, под командованием Игоря Безлера, позывной «Бес», который потом, кстати, бросил своих «бесят», бог ему судья. С июля четырнадцатого служила в контрразведке у Боцмана, ныне покойного. Не буду вдаваться в долгие уточнения. С ноября этого же года и до мая пятнадцатого в батальоне «Николаевский», затем 1 МСБ, а крайним местом ее службы стала 5-я тяжелая танковая бригада, стрелковый взвод снайперов. География службы, самая обширная: Горловка, Зайцево, Волноваха, Славянск, Семеновка, Карловка, Аэропорт, Саур-Могила, Дебальцево, Углегорск, Логвиново, Докучаевск, Ясное, снова Зайцево. Это не просто точки на карте и населенные пункты, это — биение сердца, пульс войны. Каждый «удар» — героическая операция или сражение, которые уже вошли в героическую историю славного Донбасса.

К слову сказать, в Славянске, когда выводили войска, подразделение Весны обеспечивало прикрытие выхода личного состава из города, создавая ложный удар по прорыву кольца окружения, чтобы оттянуть на себя силы фашистов-карателей и подразделений ВСУ. Шли, по сути, заранее зная, что идут на верную смерть, сдав все документы и личные вещи своим командирам. И, тем не менее, шли…

По итогу службы на 2017 год у Майи, несколько осколочных ранений и контузии.

Весна выжила в этой войне. Но жизнь распорядится иначе, и всё самое трагичное и тяжелое ей еще только предстояло пережить.

В семнадцатом году Майя собирается писать рапорт командованию о завершении своей службы, так как после медицинского обследования врачи диагностируют у нее подозрение на серьезное заболевание. Но после повторной проверки выясняется, что Весна вновь ждет ребенка, и не одного, а двойню. Об этом радостном событии она спешит сообщить своему мужу, которого Майя, чтобы тот был рядом, пристроила на должность старшины, там, где потише.

Муж, в свою очередь, делится радостной новостью со своей матерью, которая на тот момент находится в Одессе. Свекровь была на седьмом небе от счастья, как в общем и любая настоящая бабушка, и, недолго думая, чем помочь детям, предлагает им приобрести машину. Дома своего у детей не было, и она искренне хотела хоть чем- то помочь.

Понятное дело — ни о новой, тем более, об иномарке речь не шла, но на какую-нибудь отечественную подержанную рабочую лошадку она могла себе позволить дать денег. При таком количестве детей без личного транспорта очень туго. Одного надо в школу завезти, другую в сад, третьего в поликлинику, еще за продуктами заскочить и так далее, да и работать надо успевать, словом — вещь незаменимая. Свекровь так и сказала супругу Майи: «вы выберете машину, договоритесь, а я сразу же переведу деньгу на покупку».

Часто происходит так, что чтобы о чем-то написать, не хватает материла или фантазии. Но фантазия жизни или судьбы, или высших сил — кому что ближе, причем, мягко говоря, изощренная фантазия, во много раз богаче и беспощадней, чем у нас, обычных смертных. И, увы, жизнь подкидывает нам этот «материал», от которого кровь стынет в жилах кровь, и попросту хочется кричать, и ни в каком страшном сне это не увидишь и сам не придумаешь того, что бывает в нашей реальной жизни.

Июнь семнадцатого в ДНР выдался жарким во всех смыслах. Многие будущие мамы жару и духоту переносят с трудом, по их рассказам, хочется просто валяться пластом и, как говорится, «не кантовать». Вот и в один из таких июньских дней, когда муж нашел подходящий вариант для покупки машины, Майю едва ли можно было вытащить из дома. Предчувствовала ли она что-то? Может быть да, может быть нет. Могла ли она знать, что эта проклятая поездка за покупкой машины, что этот проклятый, невыносимый, душный июнь, вновь, как когда-то весной четырнадцатого, абсолютно изменят ее жизнь? Ответа нет. Но в один из дней, после долгих уговоров мужа поехать вместе, они с Весной, отправились смотреть семейное авто.

Приехав на место, Майя самоустранилась от осмотра машины. Чтобы беременной женщине не находиться в раскаленном от донбасского солнца гараже, ей выдали раскладной стульчик и усадили в тени, неподалеку от мужчин. У нее был с собой смартфон, и по простодушной женской привычке всё внимание Майи было уделено ему.

Прошло не более получаса, как внезапно боковым зрением Весна заметила какое-то непонятное шевеление в гараже. Развернувшись в сторону гаража, через какие-то доли секунды, она увидела, как прямо на нее бежит окровавленный человек. Инстинкт самосохранения, а тем более инстинкт самосохранения военнослужащей беременной женщины, мгновенно сделали свое дело, и девушка, не раздумывая, бросилась бежать в противоположную сторону от несущейся на нее и ее будущих детей, опасности. Сложно сказать, сколько это длилось. Может несколько долей секунды, может минута или какое-то время. Весна увидела впереди человека, неподалеку ремонтировавшего свой велосипед. Беременная женщина начала, что есть сил, кричать о помощи и бежать в его сторону.

Возможно, всё могло бы быть в жизни Майи иначе, успей она добежать до этого человека, или просто успела бы к людям на улице. Но она не успела. Спустя мгновения, перегородив Весне дорогу, остановилась та самая машина, которую они с мужем хотели приобрести для их многодетной семьи.

К удивлению девушки, за рулем этой злосчастной машины находился ее муж. Не выходя из машины, он распахнул дверь на соседнем сиденье и, ухватив свою жену за руку, втащил ее в салон. Машина умчалась прочь, скрываясь в июньском, раскаленном, дрожащем воздухе.

Пока ехали, Майю охватила истерика, она рыдала и пыталась понять от мужа, что же произошло. Тот ничего не объяснял. Кричал, ругался, угрожал, говорил что-то невнятное и злое. А уже через два часа их задержали сотрудники полиции.

Новый, тяжелый и длительный этап наступил в жизни Весны.

Человек. Насколько же это существо может быть добрым, милосердным, высокодуховным, человеколюбивым, жертвенным, смелым –  и настолько же оно может быть до исступления примитивным, тупым, злым, бездушным, а главное — невероятно изощренным в своей подлости, когда стоит вопрос о сохранении его собственной шкуры, животным.

Ситуация оказалась до омерзения простой. «Муж» решил убить хозяина машины, чтобы ей завладеть, а своей матери, свекрови Майи, сказать, чтобы та выслала им денег. Жену же он прихватил с собой, как «страховку»: ему думалось, что если что-то пойдет не так, то беременная жена-«соучастница» облегчит его участь. Он ошибся.

Несчастному продавцу, рослому мужчине, весом под сто двадцать кило, как потом покажет экспертиза, «супруг» Весны, невысокий человек с весом в шестьдесят, нанес, по меньшей мере, шестнадцать ножевых ранений. Но, слава богу, мужчина выжил.

Беременную женщину допрашивали семь с половиной часов… После таких «допросов» один из ее детей умрет, а потом начнет разлагаться прямо в утробе, но Майю и второго ребенка спасут. Ей угрожали, давали «левый» пистолет в руки, со словами: «да ты просто подержи в руках, и мы отпустим тебя». И хорошо, что она понимала, для чего ей это предлагали.

Не добившись результата, оперативники обещали, что начнут бить в живот, если она не возьмет вину на себя за это преступление и вдобавок еще пару тройку похожих эпизодов в этом районе. И все равно били. Весна держалась. Она умный и мужественный человек, и смогла не растерять самообладания. Сама даже грозила операм, что если те, ни дай, бог, как-то навредят малышам, то та, если выживет и выйдет, сотрет их в порошок. И я уверен, так бы это и было…

Ее мужа допрашивали всего два часа. Тот сразу признался во всем, даже в том, чего не совершал и еще сказал, что с женой они были в сговоре изначально.

В ноябре этого же года, в СИЗО Весна родила. На свет появилась замечательная девочка, и, к счастью, здоровая. Пошли бесконечные месяцы ожидания, допросов, сбора доказательств. На Майю «повесили» еще два эпизода произошедших по схожему сценарию преступлений, и приходилось изо всех сил искать опровержения. Необходимо было разослать запросы командованию, чтоб там подтвердили, что в момент других преступлений она была «на боевых».

Предоставленный Весне, государственный адвокат ничем не помог. Спустя два года, с помощью неравнодушных людей она наняла частного. Но и это не решило вопроса о ее освобождении. А в силу сложившейся обстановки в ДНР, процесс судопроизводства, и вообще суды, начались только в начале двадцатого года.

Жизнь в тюрьме очень тяжела, а тем более жизнь матери и грудного ребенка. Приходилось каким-то образом налаживать «быт» и добывать необходимое. Было всякое. Большинство родных и друзей отвернулись от Майи. Лишь немногие, при этом абсолютно чужие люди, как в СИЗО, так и за его пределами старались ее поддержать или хоть чем-то помочь. В тюрьме есть тоже своеобразная жизнь, и как могла, девушка приспосабливалась к ней. А дочь росла, не зная другой жизни, кроме как жизни в стенах СИЗО, в столице молодой самопровозглашенной республики.

Забота о старших детях легла на бабушку и дедушку Весны, которые заботятся, как могут о них, несмотря на уже очень преклонный возраст. И жизнь их протекает под бесконечными обстрелами со стороны ВСУ, ночевками в подвалах, страхе, разрухе и нищете.

В июне этого года у Весны состоялся первый суд. Заседание не принесло никаких результатов, и был взят перерыв. Следующее заседание было назначено на конец этого же месяца, а затем перенесено на июль. Всё это время Весна верила и надеялась, что сможет обрести свободу вместе со своей доченькой, и вернуться к детям. Ей даже уже не нужно было оправдание по приговору: «Пусть осудят, три года я уже просидела, лишь бы выйти отсюда и уехать подальше вместе с детьми», — часто, ночами, когда было особенно тяжело и ее душили слёзы, думалось ей.

Суд в июле – тоже не принес результатов. Само по себе заседание проходило в режиме конференции, что создало дополнительные трудности. А когда под конец заседания, адвокат Майи подал ходатайство об освобождении ее под подписку «о невыезде», судья стал спрашивать потерпевшего и свидетелей, не против ли они, те ответили, что не против, но прокурор поднялся и переспросил настойчиво и выразительно:

— Вы что, не против, чтобы ее отпустили?!

Участники процесса сразу, моментально поменяли свое решение.

Суд совещался сорок минут. Для Весны прошла вечность. Ей уже мечталось, как она покинет, наконец, этот ад. Но суд решил снова взять перерыв до второго сентября, а девушку оставить под стражей. А на следующий день и судья, и прокурор ушли в отпуск. Видимо, очень устали, и поэтому так спешили отдыхать, а еще, наверное, подумали и решили, что пусть мать с трехлетней девочкой еще посидят, подумают и, может, что-то предложат им сами…, и взяли паузу… Устали, говорю, люди очень.

Сейчас уже август. Адвокат собрался подавать ходатайство об отводе прокурора. Мы ждем второе сентября. Трое детей Майи, которые сейчас живут на окраине ДНР, скоро пойдут в школу. Весна очень надеялась, что ее выпустят в июле, и она соберет, хоть как-то, детей к школе. А в ноябре самой маленькой дочке, которая вместе со своей мамой находится под стражей исполнится три года, и вот тогда, если Весна не выйдет к этому моменту из СИЗО, дочь заберут в детдом. Всё.

ОТ АВТОРА:

Я хочу обратиться к тем, кто прочтет этот материал. Таких, как Майя, – десятки, а, может, больше. Те, кто сидят без суда уже долгое время, не зная, что их ждет впереди. Скажу для справки: 70% сидящих на данный момент в СИЗО в Донецке — это ополченцы, причем первой «волны», и большая часть из них (это для тех, кто радеет за свой народ) – граждане РФ. Делайте выводы. И помочь можно каждому. Давайте сделаем это, пока они живые, пока их жизнь не окончательно перечеркнута. Правда, верьте мне – это в наших силах.

История, которую я изложил, абсолютно реальная, и Майя и ее дочь находятся в СИЗО в Донецке и по сей день. У кого-то есть связи, у кого-то есть деньги (и такой вариант освобождения Майи и ее дочери, к сожалению, рассматривается, правда сумма очень огромная, даже по меркам РФ). Есть люди, я уверен, кто действительно может решить судьбу Весны одним своим телефонным звонком. К горечи моей, пока никто не отозвался, но мы не сдаемся и не опускаем рук. Давайте помнить и помогать живым, тем, чья изломанная жизнь еще может выправиться с нашей помощью.

И еще. Трое детей Весны (старшему — пятнадцать лет, средней дочке — двенадцать лет, а младшему сыну — восемь лет) и  сейчас под обстрелами живут со своими ПРАДЕДУШКОЙ и ПРАБАБУШКОЙ, как я уже говорил, Майю воспитывали ее дед и бабушка. Они очень старые. Ребятам скоро идти в школу. Нужны вещи и принадлежности. Элементарные средства гигиены, тем более одна из них девочка. Я пытаюсь собрать сейчас вещи для них и, к счастью, есть добрые неравнодушные люди, которые мне в этом помогают. Эти вещи я буду отправлять или лично повезу. Но купить еще нужно очень много чего, я стараюсь, но если у Вас есть возможность и желание помочь, то мы будем очень Вам благодарны. Помогите Весне и ее деткам. Отчет я предоставлю. Реквизиты и контакты я оставлю ниже.

А кто, если не мы?

Так как суд не вынес решения по делу, имя героини изменено.

Добра Вам.

Митька Сатана

Яндекс Кошелек: 4100115695119686

 

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю