Скоро рассвет

Эль Мюрид 29.02.2020 13:37 | Политика 66

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Фото: Depo Photos / ZUMA / Global Look Press

Турецко-сирийский конфликт завис в высшей точке. Эрдоган и Путин общаются по телефону. Пока идет общение, турецкая армия от всей души и изо всех стволов поливает позиции сирийцев.

НАТО заняло пока промежуточную позицию. С одной стороны, раздаются обещания укрепить оборону ПВО Турции, с другой — следуют призывы к мирному урегулированию и снижению эскалации. Попытка Турции воззвать к 5 статье Устава НАТО вполне предсказуемо проигнорирована. Туркам фактически предложили решать свои проблемы на территории Сирии самостоятельно. Вот нападут на Турцию — обращайтесь.

Конечно, Турция совершенно не горит желанием воевать. Даже с Сирией. Даже несмотря на очевидный кратный перевес в силах, технике, ресурсах. Но ночной градус военного психоза был слишком высок, чтобы спустить все на тормозах. Поэтому объявления войны нет, но боевые действия ведутся уже не скрываясь. Эрдоган оставляет себе возможность отойти назад. Что, кстати, разумно — любой нормальный политик никогда не захлопывает за собой все двери, оставляя пространство решений максимально широким. Только полный бездарь действует без оглядки, пусть это и очень нравится электорату. Ну, либо его загоняют в угол гораздо более опытные и умные противники.

Теоретически у кризиса всё ещё остаются два выхода. Первый — всё останется как есть, в инциденте будет обвинён Асад, туркам дадут возможность от души пару дней пострелять по силам Асада. В конце концов, кто там считать туземцев будет? После чего все вернутся к обычным делам.

Правда, в этом случае нужно будет снова садится и договариваться по новым линиям разграничения и гарантиям. Прекрасно понимая, что обе стороны спят и видят, как бы обмануть партнера.

Второй вариант — война. Ограниченная, конечно. Турция в таком случае будет ставить перед собой цель выдавить сирийские силы (что бы под ними ни понимать) обратно за линию наблюдательных постов. Это не решение, так как ключевое противоречие остается: хотя Асад и не признается в качестве легитимного президента Сирии, но и у Большого Идлиба нет статуса. Не только международно признанного, а вообще никакого. Решить противоречие технически можно: есть прецедент Косово, есть прецедент Южной Осетии и Абхазии. Достаточно провести плебисцит на этой территории, объявить о ее независимости и признать новый субъект международного права. В конце концов, у Турции есть своя собственная Абхазия — Республика Северный Кипр.

Нюанс в том, что обособление Идлиба и создание независимой территории поставит вопрос перед Турцией о признании Асада и главное — курдской автономии на востоке Сирии. Логика момента будет требовать вполне адекватного подхода ко всем трем частям разделенной Сирии. А Турция не желает ни признавать Асада, ни тем более соглашаться с курдской независимостью. Логика турок понятна — Асад держится исключительно на иностранных штыках и жесточайшем терроре охранки на «своей» территории. Уйдут иностранцы — режим в Дамаске рухнет. И тогда Идлиб станет точкой сборки новой Сирии. В независимом качестве такой возможности у него не будет.

А потому нынешнее неопределенное положение — единственно приемлемый выход, но эту неопределенность нужно удерживать, и удерживать столь же неопределенное время. В шатком и постоянно меняющемся равновесии.

В том и парадокс ситуации вокруг северной Сирии — у проблемы нет никакого иного решения, кроме военного, но военное решение гораздо менее приемлемо и эффективно, чем политическое, шанс на которое есть в будущем. А потому вариантов нет — нужно держать ситуацию как есть.

Наиболее вероятный исход переговоров Путина и Эрдогана — это согласие на то, что ответственность за гибель турецких военных будет возложена на Асада. Хотя официальные турецкие лица за эти сутки сделали ряд заявлений, из которых однозначно следует, что турки прекрасно знают, кто именно атаковал их конвой на самом деле.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю